Символ мощи и несокрушимости России

Ю.Г. Толстов


Вернуться к содержанию рубрики

Версия для печати

 

В Санкт-Петербурге множество исторических памятников, но для железнодорожников одним из наиболее значимых является монумент в честь императора Николая Павловича. Не касаясь особенностей его государственного правления, следует отметить, что в период его царствования Россия стала железнодорожной державой. Николай I, как отмечали современники, имел серьезные инженерные познания. При обсуждении технических вопросов всегда чувствовалась разумная воля «императора-инженера». Это блестяще подтвердило намерение построить уникальную двухпутную со сложными сооружениями магистраль между новой и старой столицами государства. Таких строек мир еще не знал - это был дерзкий технический прорыв, достойный России.

В1856 г. в Петербурге напротив Мариинского дворца (где ныне заседает Городская Дума), благодарные потомки по проекту архитектора Монферрана заложили памятник императору Николаю I, в котором нашло отражение строительство железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой. Видимо поэтому сооружать его поручили специалистам путей сообщений. Основное руководство осуществлял Главноуправляющий путями сообщений и публичными зданиями генерал-адъютант К.В. Чевкин, а всеми работами ведал инженер путей сообщений полковник В.Д. Евреинов.

Памятник этот и сегодня вызывает восхищение. Выдающийся скульптор Петр Клодт с исключительным мастерством сумел поставить шестиметровую бронзовую конную группу всего на две точки опоры - на задние ноги вздыбленного коня. Император, изображенный в парадной форме конногвардейца в каске с орлом, с трудом удерживает за поводья скакуна.

«Русский художественный листок» от 25 июля 1857 г. сообщал: «Памятник императору Николаю Павловичу будет во всех отношениях великолепным произведением. Ступени и нижняя часть пьедестала из красного гранита, цоколь из серого сердобольского гранита, следующая затем часть из порфира, верх из белого мрамора... По четырем углам пьедестала поставлены четыре бронзовые статуи в сидячем положении... Они представляют Веру, Мудрость, Правосудие, Силу. Над исполнением их моделей трудится известный мастер Г. Залеман».

Пьедестал монумента украшают четыре массивных барельефа. Один из них посвящен самому сложному участку Николаевской дороги - постройке железнодорожного моста через Веребьинский овраг. Проект этого перехода был разработан и реализован крупным мостостроителем

Д.И. Журавским. Деревянный с неразрезными решетчатыми фермами мост имел 9 пролетов по 54,4 м каждый. В ту пору он был самым высоким и длинным в России, сегодня же от него остались лишь воспоминания. В процессе работы инженер Журавский написал капитальное исследование по теории расчета раскосных ферм, так называемых ферм Гау. Этот метод он позднее использовал для проектирования пролетных строений других мостов. Труд был опубликован в «Журнале Главного управления путями сообщения и публичных зданий», и в мае 1855 г. удостоен Демидовской премии Академии наук.

К лету 1850 г. все работы на Веребьинском мосту были закончены и его подвергли статическим испытаниям. Предназначенный для этого поезд состоял из двух локомотивов и 14 груженных вагонов. Наибольший прогиб фермы от такой нагрузки составил всего 12 мм. Последующая эксплуатация показала высокую прочность и надежность моста. 3 августа 1851 г. из Петербурга в Москву проследовал императорский поезд, практически это была высочайшая приемка построенной дороги. У Веребьи Николай I вышел из вагона, спустился к воде, осмотрел мост и остался доволен увиденным. Этот эпизод и отражен на бронзовом барельефе памятника.

Северная столица монументами прирастала медленно, но делалось все основательно. И вот, наконец, ранним утром 25 июня 1859 г. пять пушечных выстрелов Петропавловской крепости известили город, о том, что «...сегодня имеет место быть торжественное открытие памятника в бозе почивающему императору Николаю Первому». Услышав неурочный сигнал, горожане тут же засобирались к Мариинскому дворцу занять местечко получше. На открытии памятника присутствовала вся императорская фамилия во главе с Александром II, чужестранные послы и посланники, высшая знать России. Перед памятником, церемониальным маршем прошли войска, прозвучали оркестры.

К этому событию Монетный Двор отчеканил редкостные ныне памятные медали, которыми можно сегодня полюбоваться в Эрмитаже. К слову, эти медали царской семье подносил глава путейского ведомства К.В. Чевкин. Уже 150 лет Николаевский монумент является достойным атрибутом российской железнодорожной истории.

В городе на Неве есть еще один монумент, имеющий прямое отношение к крупнейшему железнодорожному событию в истории России - возведению Великой Транссибирской магистрали. На бывшей Знаменской, ныне площади Восстания, против Московского вокзала когда-то можно было видеть конную статую императора Александра III в оформлении которого также прослеживается железнодорожная тема.

Краткая история появления этого монумента такова. В августе далекого 1899 г. Петербургская городская управа решила установить в Санкт-Петербурге памятник недавно умершему Александру III. Работу поручили большому мастеру Павлу Трубецкому. Он долгие годы проживал в Италии, но часто навещал Россию, которую любил и где пользовался широкой известностью. Князь Трубецкой начал обдумывать эту скульптуру в преддверии 200-летия Петербурга, где памятнику Петру I он решил противопоставить гиганта на коне-тяжеловозе. Непросто было найти модель всадника - император действительно был крупным мужчиной. Однажды на одном из многочисленных парадных воинских построений Трубецкой увидел высокого солдата могучего телосложения. Вскоре этот богатырь стал позировать мастеру, сидя на громадной спокойной лошади. Впоследствии, выйдя в отставку, по рассказу известного думского деятеля В. Шульгина, этот солдат служил на доверенной должности в Таврическом дворце, где заседала Государственная Дума.

К весне 1900г. вчерне был готов вариант памятника: монарх в генеральском мундире с орденами и лентой через плечо, в заправленных в сапоги шароварах и с круглой барашковой шапкой на голове. Лошадь со свободно опущенными поводьями словно остановилась и пригнула голову. Монумент символизировал спокойствие, мощь и несокрушимость России.

Необычная императорская форма имела свое объяснение. Александр III поручил военное ведомство своему брату, великому князю Владимиру Александровичу. При нем наступил период «русификации» и в армии ввели новую форму: мундиры в виде полукафтанов, цветные кушаки, барашковые круглые шапки, широкие шаровары, которые заправлялись в сапоги. Жена покойного императора Мария Федоровна, прослышав о необычности готовящегося памятника, летом 1901 г. посетила ателье скульптора, где ее встретили и давали пояснения Павел Трубецкой и министр финансов С. Витте. Модель демонстрировалась в натуральную величину. И императрица осталась ею весьма довольна. Прекрасный рассказчик, скульптор убедительно подчеркнул сильные стороны своей работы: спокойствие, мощь и несокрушимость России. Мария Федоровна оценила замысел, стала союзницей автора и поддерживала его в последующих работах.

Отлитый в бронзе памятник Александру III был открыт сто лет тому назад 23 мая 1909г. Император не случайно лицом был обращен к Николаевскому (Московскому) вокзалу, ведь от него начинался стальной путь к Уралу, Сибири, Дальнему Востоку. На лицевой стороне памятника, на пьедестале бронзовыми накладными литерами было начертано «Императору Александру III - Державному Основателю Великого сибирского пути».

Ранее предполагалось укрепить на пьедестале четыре медальона с изображением Сперанского, Ермака, Муравьева-Апостола, архимандрита Иннокентия с соответствующим текстом о заслугах их в строительстве Транссиба, а на подножии - сценки из истории Сибири. Но в окончательном варианте от этого отказались. Рисунок художественного литья ограды был предложен архитектором Ф. Шехтелем. На торжественном открытии присутствовали Николай II, многочисленная царская семья, высшие сановники империи, деловой мир и общественность.

…Прошли годы. В советское время исчезла оградка Шехтеля, съежился цветник у памятника, почти вплотную к нему стали ходить трамваи. При реконструкции площади в 1937г. памятник сняли и перевезли во двор Русского музея. Кстати, это единственный питерский монумент, получивший в блокаду прямое попадание артиллерийского снаряда, но защитное укрытие выдержало удар и скульптура не пострадала. В период перестройки Комитет по культуре Петросовета принял решение вернуть монумент в городскую среду. В ноябре 1994г. памятник доставили из Русского музея к Мраморному дворцу и установили там на пьедестале, где ранее долгие годы стоял броневик, с которого выступал Ленин на Финляндском вокзале. Вот такой непростой «жизненный маршрут» оказался у этого царского монумента. Сначала задвинули в дальний угол, не попал в переплавку, пережил блокаду и опять не угодил в плавильную печь в период восстановления народного хозяйства и наконец обрел новое место. Москва как-то обделена подобными монументами и очень важно, что 1 августа 2003г ., в праздник железнодорожников, на площади трех вокзалов был открыт памятник Павлу Петровичу Мельникову - первому министру путей сообщения, блестящему железнодорожному деятелю России.
 

Закон о рекламе

 

Кольцо Патриотических Ресурсов

Хостинг от AGAVA
Яндекс цитирования