От училища до университета

С праздником, МИИТ!


Вернуться к содержанию рубрики

Версия для печати

 

26 сентября 2006 г. исполняется 110 лет со дня основания Императорского Московского инженерного училища - ныне Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ). Свидетели истории вуза – главный учебный корпус с мраморными лестницами, парадным залом для торжеств, в котором и сейчас проходят важнейшие события университетской жизни, домовая церковь Николая Чудотворца, мемориальные лаборатории, названные в честь их создателей: гидравлическая – имени первого ректора Ф.Е.Максименко, химическая – имени И.А.Каблукова, механическая – имени Л.Д. Проскурякова и других выдающихся ученых, педагогов и организаторов учебного процесса, которые оставили в наследство доброе имя вуза, научные школы, научные открытия, фундаментальное образование.

Первыми преподавателями в училище стали крупные ученые того времени. Кафедру физики возглавил П.Н.Лебедев - основатель школы русских физиков, открывший и измеривший давление света на твердые тела и газы; кафедру химии – известный российский физико-химик И.А.Каблуков. Будущий академик С.А.Чаплыгин, ближайший ученик Н.Е.Жуковского, создал кафедру теоретической механики; профессор Межевого института С.М.Соловьев – кафедру и кабинет геодезии.

13 декабря 1913 г. Московское инженерное училище было преобразовано в Московский институт инженеров путей сообщения. А несколькими днями позже он получил имя Императора Николая II.

Институт неоднократно менял название, разделялся на несколько вузов и объединялся вновь. Он дал жизнь другим институтам, к примеру, Московскому автодорожному (МАДИ), Всесоюзному заочному институту инженеров железнодорожного транспорта (ВЗИИТ) и др.

В 1924 г. родилось название – Московский институт инженеров путей сообщения (МИИТ), под которым он известен в стране и мире. Вуз сохранил эту аббревиатуру, став в 1993 г. университетом.

***

Во все времена успех подготовки специалистов определялся заложенным при создании вуза принципом – сочетанием мощной фундаментальной подготовки с хорошими специальными практическими навыками, близостью к железным дорогам. На предприятиях железнодорожного транспорта, как правило, на рабочих местах, студенты МИИТа проходят учебную производственную и преддипломную практику, здесь трудятся студенческие строительные отряды, которые после долгих лет забвения в 1999 г. возродились в стране по инициативе МИИТа. Став инженерами, молодые специалисты, направленные предприятиями на учебу в вуз по целевому набору, возвращаются на стальные магистрали. Сюда же приходит и большинство остальных выпускников, которым российские железные дороги гарантированно предоставляют работу, высокую заработную плату, стабильное социальное положение и уверенность в завтрашнем дне.

Ученые и выпускники МИИТа явились руководителями и главными участниками крупнейших проектов в стране. Они разрабатывали Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО), проектировали и строили Днепрогэс и БАМ, прочерчивали первую в истории человечества внеземную колею, по которой проследовал «Луноход». Ими сооружены транспортные комплексы, здания и мосты, ставшие своего рода «визитной карточкой» Москвы: Московский метрополитен, Останкинская телебашня, здание МГУ на Воробьевых горах, Храм Христа Спасителя, мосты через Москву-реку, в том числе и самый протяженный в Европе беспролетный вантовый мост – Крымский и многое другое.

Сегодня МИИТ – крупнейший и ведущий транспортный вуз России, в котором обучается свыше 35 тысяч человек. Обучение студентов ведется по 52 специальностям, а подготовка специалистов высшей квалификации – по 10 отраслям наук и 61 научной специальности. В университете обучается более 400 аспирантов, докторантов, соискателей и стажеров, действует 12 диссертационных советов.

Университет является базовым вузом учебно-методического объединения по образованию в области железнодорожного транспорта и транспортного строительства. Ежегодно в МИИТе повышают профессиональную квалификацию многие руководители и специалисты этих отраслей.

Вуз готовит не только инженеров, но и юристов, психологов, специалистов по финансам и таможенному делу, социологов, управленцев инновациями, специалистов по рекламе, экспертизе и управлению недвижимостью. И все они востребованы прежде всего на железнодорожном транспорте.

В составе университета – семь институтов, Российская академия путей сообщения, медицинский колледж, гимназия, а также факультеты экологической безопасности, вечернего и военного обучения, довузовской подготовки. Кроме того, в МИИТ входят Координационно-аналитический центр подготовки научно-педагогических кадров и специалистов транспорта, Центр международной академической мобильности, Лингвистический центр, Региональный центр тестирования выпускников общеобразовательных учреждений, Центр дополнительного образования по дизайну транспортных объектов, Высшая транспортная бизнес-школа.

МИИТ – это головной вуз отрасли, входящий в элиту лучших высших учебных заведений страны. Его лаборатории оснащены современным оборудованием, а ведущие в своей области науки ученые, профессора, преподаватели университета – это гарантия, что даваемые студентам знания – самые современные, самые нужные.

На 97 кафедрах трудятся более тысячи научно-педагогических работников, из которых около 160 - доктора наук и столько же - профессора, более 500 - кандидаты наук, свыше 400 - доценты, 15 человек имеют почетные звания заслуженных деятелей науки и техники и заслуженных деятелей науки Российской Федерации. Они представляют научные школы, составляющие гордость отечественной транспортной науки и техники.

МИИТ – головное учреждение Университетского учебного округа, в который входит 61 учебное заведение различного уровня из 16 субъектов Российской Федерации.

С 1946 г. ведется подготовка национальных кадров для зарубежных стран. Более 3,5 тыс. специалистов из 72 стран мира имеют диплом университета. На сегодняшний день МИИТ осуществляет многоплановое научно-техническое и учебно-методическое сотрудничество с 58 вузами и фирмами-партнерами из 30 стран ближнего и дальнего зарубежья. Сегодня в вузе обучается более 600 студентов из Китая, Монголии, Вьетнама, Мьянмы, европейских стран.

Среди выпускников МИИТа не только руководители самого высокого ранга железнодорожной отрасли - вице-президенты ОАО «РЖД» М.П.Акулов, В.Н.Сазонов, С.В.Козырев, В.А.Попов, многие начальники железных дорог, но и политические и государственные деятели - министр сельского хозяйства РФ А.В.Гордеев, министр московского правительства В.Н.Силкин и другие, деятели Русской Православной церкви (владыка Питирим), известные спортсмены – чемпионы мира и Олимпийских Игр (Н.Панкин, И.Пресс, А.Щербаков, В.Лемешев и др.), крупные бизнесмены (А.Волошин, В.Вексельберг и др.), деятели культуры (А.Масляков, В.Малежик, В.Славкин, И.Губерман и др.).

У МИИТа глубокие исторические корни и современный взгляд на образование с дошкольного до высшего. Образования, которое дает будущему специалисту не только фундаментальные знания, но и воспитывает в нем интеллигента, разносторонне развитого человека, истинного патриота Отечества.

***

Н.П.Петров
(1836-1920)

Почти 110 лет назад Н.П.Петров высказал вполне современные и злободневные мысли о роли железных дорог для экономики России. Затронутые им вопросы формирования и подготовки специалистов настолько важны и актуальны сегодня, что порой создается впечатление, будто изложены они нашим современником и в наши дни, так тщательно и глубоко проанализированы и мастерски разрешены.

Научный труд Н.П.Петрова «Образовательные задачи России в виду предстоящего переворота политико-экономических отношений ее с народами запада и востока, вызываемого распространением наших железных дорог », вызвавший в свое время широкий общественный резонанс, был опубликован в 1899 г. В этой работе впервые промышленность России рассматривается как растущая сила, подающая надежду на свое интенсивное развитие в самом ближайшем будущем. При таком развитии не только отпадет необходимость в «охране ее таможенными
границами
»), а сама Россия может выступить полноправным конкурентом на мировом рынке и «не только с продукцией сельского хозяйства», ибо в стране совершаются процессы, как считает Петров, способные привести к последствиям «гораздо более важным, чем открытие в Китае пороха и компаса». Кстати, эти открытия не оставили заметных следов в жизни самого древнейшего народа, но они круто повернули течение исторической жизни европейских народов. И такая разница последствий произошла оттого, что только в Европе сумели воспользоваться этими открытиями для «направления значительных сил природы по воле человека».

К тому времени строительство железных дорог развернулось широко по всей Российской Империи, вышло на окраины и даже за ее пределы (в Маньчжурию). Петров выразил надежду, что через два-три года «крайний Запад и крайний Восток Старого Света будут связаны между собой железными путями нашей постройки; и едва ли придется ожидать многие годы до соединения наших средне-азиатских линий с дорогами Индии. Осуществление этих ожиданий вызовет в жизни уже не одной Европы, а всех народов Старого Света целый переворот. Мы же окажемся в самой середине будущего торгового и промышленного движения и в сферу деятельности образованных народов введем громадные пространства с неисчислимыми запасами природных богатств…».

Благодаря бурному развитию железнодорожной сети с Россией захотят сотрудничать народы Запада и Востока, и Петров призвал встретить это во всеоружии, но вести дело с другими народами не на поле брани, а на поприще мирного сосуществования. И для этих целей сильнее, чем когда-либо, «побуждать к принятию всяческих мер, способствующих образованию людей, вполне подготовленных к разнообразному умственному труду и особенно к деятельности, подчиняющей человеку силы природы, к деятельности промышленной». Он называл такие меры «многоразличными», а в числе важнейших и наиболее связанных с задачами Технического общества, председателем которого он являлся, выделял меры по распространению знаний вообще и технических в особенности.

До начала царствования Петра Великого все силы русского народа направлялись в основном на создание и укрепление политического единства государства. Умственная деятельность ограничивалась лишь областью веры, науки не привлекали к себе внимания. Европа же уже тогда насчитывала много имен великих ученых и философов. Благодаря образованности, проникавшей в широкие слои общества, интеллектуальная деятельность европейских народов интенсивно развивалась в самых разнообразных направлениях. Петр Великий увидел и оценил всю важность и пользу, которую может принести наука России, и ему удалось заложить основы для будущего развития наук в нашем отечестве. Вскоре появились известные имена и в литературе, и в науке. Тогда же возникли, ныне считающиеся старейшими, университеты, Горный институт, Медицинская академия. Вместе с другими учебными заведениями они распространяли знания, которые принесли на сегодняшний день немалые плоды.

Однако, как считал Петров, отечественная Академия наук и наши университеты подобно зарубежным все же больше работали над развитием и распространением таких знаний, которые характеризуются понятием «наука для науки». Эта отвлеченная наука постепенно развивалась со времен эпохи Возрождения и, совершенствуясь великими деятелями науки и искусства последующих веков, достигла такого высокого развития, при котором она могла дать новую плодотворную ветвь.

Императорское Московское инженерное
училище ведомства путей сообщения (ИМИУ)

Что же представляет собой, по мнению Н.П.Петрова, эта новая плодотворная ветвь? В своей работе он приводит очередной классический пример. В конце ХVIII века английский механик Д.Уатт сделал точно такое же усовершенствование паровой машины, какое сделал за шесть лет до этого русский механик из Барнаула И.Ползунов. Усовершенствование Уатта положило начало в Европе огромному ряду изобретений в области механики и техники в целом, не выходивших до этого из области ручного ремесла. Именно этот ряд изобретений и дал новую плодотворную ветвь, на которой начала развиваться новая отрасль науки. Быстро развивающаяся техника пароходов, железных дорог и телеграфа, давшая разнообразное применение электричества, захватывала все более широкие экономические сферы и при этом овладевала могущественными силами природы, интересами целых народов и континентов.

Разумное сочетание осторожного обращения с могущественными силами природы и необходимость учитывать экономическую составляющую при обращении с ними, продолжал Петров, повлекло за собой развитие интеллектуальной деятельности человека. Она была направлена на поиск наилучших и наиболее экономически выгодных технических решений. Известные ученые и инженеры с помощью уже созданной «науки для науки» принялись за разрешение вопросов практической жизни. Начала развиваться принципиально новая научная отрасль – инженерная наука, в развитии и совершенствовании которой русские инженеры всегда занимали лидирующие позиции.

Московский институт инженеров путей сообщения.
Аудитория для студентов младших семестров
Чертежная для студентов старших семестров

Таким образом, чуть более 100 лет назад Н.П.Петров констатировал, что человечество обрело две могучие отрасли знаний – науку отвлеченную и науку прикладную или инженерную. Вскоре новая отрасль знания – инженерная наука – достигла двух неоценимых для того времени целей. Посредством ее появилась возможность технически грамотно решать многие чрезвычайно важные для страны хозяйственные вопросы. Она позволила также усвоить и систематизировать многочисленные результаты технических решений и открытий, особенно развившиеся к концу ХIХ века.

В будущем значение инженерной науки стало еще более весомым. «Без ее помощи, - отмечал Петров, – невозможно будет исчерпать все благие последствия сделанных в технике открытий и изобретений, из которых теперь мы большей частью извлекаем лишь то, что доступно уму, невооруженному всеми средствами, предоставляемыми наукой. Эта инженерная наука необходима… и для осуществления нашей исторической миссии – влияния на другие народы».

Чтобы показать огромное значение в современной жизни инженерной науки, Н.П.Петров для большей наглядности привел несколько цифр. Причем его доводы просты и убедительны, а выводы безупречны и подкупают своей неотразимой логикой.

Дом Н.П.Петрова в Шепси (1907 г.)

Из мировой статистики конца ХIХ века известно, что высокоразвитые страны ежегодно добывали около 600 млн. т каменного угля. Большая часть его обеспечивала перевозку пассажиров и грузов по железным и морским путям, а также использовалась для приведения в движение различных машин. Каждая тонна каменного угля могла произвести работу, равную по своей величине годовой работе одного рабочего человека. Великобритания с населением 40 млн. человек, добывавшая в год 200 млн. т каменного угля, расходовала на промышленные нужды около половины этого топлива. Получается, что «для каждого жителя этой страны паровые машины в среднем сделают столько работы, будто каждый британец имеет в своем распоряжении от двух до трех рабочих. Россия, употребляя для промышленности около 20 млн. т каменного угля, получает на каждого нашего жителя раз в 20-30 менее британцев и в 10-15 раз менее немцев. Силы машин, применяемых в промышленности, служат людям в годы мира для увеличения их материального благосостояния, а в дни войны помогают борьбе с противником. Кто имеет на своей стороне численный перевес сил, тот большей частью преодолевает своих противников».

Н.П.Петров с семьей (1912 г.)

Приведенный пример, представляющий различие в пользовании топливом разными странами, наглядно показывает недостаточность использования Россией своих естественных ресурсов. Отставание наше, отмечает Петров, не оттого, что у нас недостаточно природных богатств, а потому, что у нас «вовремя не было необходимых знаний; потому, что на недостаток их раздаются жалобы и теперь». И далее он выразил мысль актуальную и сегодня, являющуюся по сути девизом для молодежи и всей системы современного образования. «Знания нам необходимы так же, как необходим капитал, а даже более, чем капитал. Обладая знаниями, мы найдем капиталы для развития промышленности и с благодарностью, возвращая пришедший капитал, оставим у себя развитую промышленность, а без знания мы можем стать в унизительное положение наемных рабочих. Знания не составляют чьей-нибудь монополии. Они предлагают всем желающим их приобрести. Но при современном разветвлении на две отрасли – отвлеченную и прикладную – и при чрезвычайном развитии каждой ветви нельзя стремиться к приобретению всех знаний. Выбирать их надо умелой рукой по своему убеждению, твердо помня цель, для которой они приобретаются. Для применения приобретенных знаний должен быть сохранен большой запас жизненной силы и энергии, нераздельных со здоровьем и молодостью».

Какова же характеристика знаний, которые следует, по мнению Н.П.Петрова, приобретать в школах и каковы средства для их приобретения? По своей сути «наука для науки» и наука прикладная имеют между собой и большое сходство, и важное различие. Они сходны по своим методам, способам исследования и разработки поставленных задач, но различаются своим отношением к экономической стороне вопроса. В инженерной науке эти отношения стоят на первом плане, а в «науке для науки» они не имеют никакого значения, там выбор задачи и определение цели всецело зависят от воли исследователя. К области же прикладных наук относятся те задачи, которые вызваны требованиями практической жизни и, следовательно, конечной целью может быть только практически применимый результат.

Различны и условия развития этих двух направлений. Усилия одного талантливого ума, обладающего творческим даром, могут дать стремительный импульс на пути продвижения вперед «науки для науки». Успешное развитие прикладных знаний требует порой совместных усилий высокообразованных инженеров, техников и квалифицированных рабочих, осуществляющих данные исследования. Только они могут видеть множество мелких, на первый взгляд, но важных подробностей, пренебрежение которыми может повести все дело по неверному пути. Чтобы этого не случилось, техники и рабочие должны быть не слепыми исполнителями воли высокообразованных инженеров-исследователей, а настоящими мастерами в своей узкой специальности.

Образовательный ценз двух главных отраслей науки тоже нельзя считать совершенно одинаковым. «Наука для науки» на сегодня развита сильнее, разработана лучше. В величайших творениях своих великих представителей она дает такие примеры глубокого, искусного и всестороннего анализа, такие сочетания законов общих и частных, какие прикладная наука еще не выработала. Это различие в образовательном влиянии двух главных отраслей науки может проявляться лишь после достижения высокого уровня интеллектуального развития общества.

Из этого краткого анализа Петров заключает, что ввиду наступающего широкого развития промышленности в России следует уделять наибольшее внимание распространению прикладных наук. Это не только увеличит число людей, способных эффективно действовать в промышленности и на транспорте, но и приведет к повышению общего интеллектуального уровня развития подрастающего поколения. Необходимо, заключает он, для интенсивного развития производительных сил России и разработки ее несметных богатств, чтобы главная масса наших школ «преследовала задачи технического образования».

Касаясь общей структуры образовательного процесса в России, Петров говорит о том, что необходимо разделять обучение на высшее, среднее и начальное. Существующие школы так и подразделяются. Но, при общем верном направлении их деятельности не устранены частные недостатки. Главнейший недостаток существующей системы школ состоит в том, что она не ставит на первый план техническое образование. Частные недостатки, по мнению Петрова, следующие. В высших инженерных школах Российской Империи преподается то, что относится к области чистой науки, и даются те знания, которые относятся к практической деятельности. В них сообщается множество новых понятий и посвящается много времени изучению различных методов исследования, а также преподаются основы научного анализа.

Однако многие детали этой правильной в общем схемы, по мнению Петрова, следует изменить. Хотя на разработку образовательных программ потрачено много сил и средств, тем не менее до сих пор в изучаемом в школах научном материале встречается много «крайне сложного, искусственного и трудного, ввиду этого всякие лишние затруднения особенно нежелательны». При небольшой потребности в знающих техниках с недостатками высших школ можно мириться, но при условии массовой подготовки специалистов для практических целей необходимо «строго обдумать – как должны быть организованы и чему должны учить те высшие школы, которые из людей, стоящих немного выше среднего уровня, должны готовить кадры и для практической деятельности в разных отраслях промышленности и торговли, и для преподавательской деятельности в школах. Не раз писал я – чему и как должны учить высшие технические школы, упоминая при этом, как важно учиться не многому, но много, как важно приобретать хотя и не разнообразные, но очень ясные и твердые знания…, чтобы ум привыкал руководствоваться ими; что практическому деятелю надо знать все о чем-нибудь и что-нибудь обо всем; что у нас в высших технических школах при их крайне коротком учебном времени, состоящем из 22 учебных недель в году, учат слишком многому».

Бюст Н.П.Петрову в г.Туапсе,
где прошли последние
(1917-1920) годы жизни.
Установлен 17.05.06 г.
к 170-летию со дня рождения

Подготовительный к экзаменам период (ныне зачетная сессия) оказывается слишком велик для повторения всего изученного и мал для усвоения предмета. Это создает некоторый соблазн изучать науки не в течение целого курса, а за несколько дней при подготовке к экзаменам. Петров сравнивает наскоро заученные ответы к экзаменам, «кажущиеся иногда хорошими», с эхом. Он рекомендует по прикладным наукам давать в школах современные сведения по какой-нибудь одной, пусть не широкой специальности, а другие излагать только в главных чертах, давая энциклопедические знания.

В силу таких требований следует хорошо помнить, продолжает Петров, что как бы не сжимался круг изучаемых в высшей школе предметов, как бы не упрощали изучение необходимых наук, высшая школа будет требовать от своих учеников способностей и незаурядного трудолюбия. В высших школах будут оканчивать курс не все, а только более способные и очень трудолюбивые ученики.

И еще одна очень значимая и важная мысль Петрова, свидетельствующая о его государственном мышлении. Он считал, что для хорошего ежегодного найма сотен или тысяч практикующих инженеров и учителей необходимы тысячи конкурентов, ежегодно оканчивающих высшие школы. Без конкуренции хорошего найма не сделать. Для выпуска тысяч хорошо подготовленных специалистов необходимы десятки высших технических школ с правильно поставленными курсами и квалифицированными преподавателями. Для пополнения высших школ нужны ежегодно десятки тысяч молодых людей, удовлетворительно заканчивающих курс средних школ.

Средние школы, особенно классические гимназии, занимаются главным образом развитием умственных способностей учащихся и подготовкой к восприятию ими будущих знаний. Преподавание дисциплин, знания которых могут быть непосредственно применены в жизни, ставятся на второй план. Кроме того, в средних школах дают отдельные нетрудно усвояемые научные понятия, но не знакомят с основами научных исследований. Главную свою цель – интеллектуального развития учащихся – средние школы достигают успешно, но поступающие в высшие технические школы ученики не обладают достаточно ясными и твердыми знаниями прикладных дисциплин, особенно необходимыми на физико-математических факультетах и в инженерных школах. Поэтому нужно в равной степени и увеличение числа средних школ, и большая предрасположенность их к потребностям высших школ.

Низшая техническая школа (техникумы, колледжи) должна находиться в самой тесной органической связи с практическим делом. В ней, кроме некоторого общего образования, «необходимо давать сведения, только прямо и непосредственно приложимые к делу, и при том со всеми теми мелкими подробностями, которые нужны в приложениях». Для осуществления намеченных целей было предложено такое устройство школ, которое практически просуществовало без изменения до сегодняшнего дня.

Н.П.Петров считал, и это была главная его мысль, что образование на всех уровнях должно соотноситься со способностями и возрастом учащихся. Интеллектуальные способности учащихся должны быть достаточно развиты для усвоения изучаемых предметов, но средний уровень интеллекта не должен быть в таком состоянии, при котором начинается поиск интересов, не удовлетворяемых учебными дисциплинами. Исходя из этого необходимо, чтобы средний возраст учащихся при окончании школы был не более 17-18 лет, а средний возраст окончивших курс высшей школы 21-22 года.

Далее Петров поясняет, в чем польза сокращения времени школьного обучения. Им рассматривалась группа учащихся со средними способностями, названная «Абсолютное большинство – в будущем многочисленные общественные деятели», которые не могли обеспечить успешную разработку науки. Для них наука не цель, а лишь средство для достижения других практических результатов. Такое обучение не требует от учеников глубоких и разносторонних знаний. Оно требует уяснения общего смысла и усвоения отдельных положений. «Всякое излишнее увеличение объема неприложимых прямо и сознательно сведений для огромной массы учеников совершенно бесполезно, так как такое увеличение не развивает сколько-нибудь заметно человека со средними умственными способностями».

Сокращение времени пребывания в школе полезно и для людей с выдающимися способностями. Освободившись от влияния одноклассников со средним интеллектом, при условии что государство им окажет всяческую поддержку, они без задержки и в предельно короткое время расширят свои знания, «умножат ряды новых понятий, почти недоступных средним умам, усвоят более сложные знания и изучением разнообразных искусственных, чрезвычайно остроумно придуманных способов исследования и образцов необыкновенно тонкого и всестороннего анализа явлений разовьют гибкость своего ума». Сокращение времени пребывания в школах выгодно и для государства, так как времени на общественную работу будет оставаться больше, а содержание школы будет стоить намного меньше.

Сокращение времени обучения в высшей школе может быть достигнуто тремя способами: увеличением продолжительности учебного времени в течение года. Чему служат примером зарубежные школы, посвящающие учебе 34 недели вместо наших 22; «целесообразным определением учебных предметов обязательного изучения и надлежащим определением их объема; хорошо продуманным подбором практических занятий в чертежных и лабораториях, в аудиториях и практических работ вне аудиторий»; более тщательной, соответствующей потребностям высших школ, подготовкой в средних учебных заведениях.

Ни один из этих способов, пишет далее Н.П.Петров, нельзя назвать легко выполнимым. При первом способе придется вступать в борьбу с укоренившимися обычаями и нравами. Второй способ труден потому, что требует продолжительного и твердого руководства в сочетании с большими знаниями преподавателей и их педагогическим опытом. Труден и последний способ. Нелегко сломать укоренившуюся систему преподавания в средней школе с ее относительно удовлетворительными учителями, привыкшими вести учебный процесс по проторенной дороге. Направить их на новое направление – дело чрезвычайно трудное. Но как бы велики не были эти трудности, перед ними нельзя останавливаться, «преследуя великую задачу подготовки русского народа к выполнению предстоящей ему деятельности среди других народов на промышленном поприще».

Увеличение числа школ с целью широкого развития технического образования потребует не только материальных затрат. Появится потребность в подготовке квалифицированных преподавателей, из числа которых необходимо будет подготовить профессоров. Требования, предъявляемые к профессорам фундаментальных наук, давно уже выработаны и не требуют каких-либо изменений. Касательно прикладных наук не все ясно, здесь требования гораздо выше. Их с безупречной четкостью и ясностью доносят до нас слова Н.П.Петрова: «Едва ли можно сомневаться, что профессора технических наук должны обладать хорошими знаниями наук так называемых точных, должны уметь применять их к разрешению вопросов практической жизни и знать не только современное состояние искусства преподаваемой ими специальности в широком смысле, но и то направление, в котором эта специальность ищет своего совершенствования».

Далее Н.П.Петров говорит о предстоящем изменении наших отношений с народами Запада и Востока, вызванным созданием новых «великих путей сообщения» и о необходимости вооружиться разносторонними знаниями, особенно техническими. Изучение высших технических знаний должно быть построено на строго научной основе и определять с особой ясностью экономическую сторону дела. Оно должно давать подготовленных к практической деятельности людей с таким развитием интеллекта, которое стояло бы на уровне университетского образования.

Средняя школа должна быть лучше согласована с потребностями высшей. Она должна давать не только твердые и ясные знания, необходимые образованному человеку, но и те сведения, которые хотя бы отчасти вводили его в круг наук, изучаемых в высшей школе. Средняя школа должна воспитывать привычку доводить знание до полной ясности, а каждую работу до конца. Она должна вселить любовь к знаниям не только как к полезному делу, но и как к необходимому в дальнейшей жизненной деятельности.

В заключение приведем слова Н.П.Петрова, обращенные в будущее,к живущим в XXI в.: «Можем ли мы сомневаться, что наши преемники сумеют оценить всю важность предстоящего им дела и что, поняв его пользу для русского народа, они не отдадутся высокому делу всецело. Думаю, что для таких сомнений поводов нет, и мы твердо можем верить, что наши преемники приложат все силы, чтобы вести Россию в раскрывающуюся перед нею светлую область мирного соперничества народов, и занять место, соответствующее ее пространству, численности населения и присущим этому населению духовным дарованиям, ярко выступающим в наших лучших произведениях науки, искусства и литературы».
 

Закон о рекламе

 

Кольцо Патриотических Ресурсов

Хостинг от AGAVA
Яндекс цитирования